Христианство

Христианство
– рассматривая христианскую религию, мы должны будем указать на ее Божественность, истинность, в зависимости от небесного Основателя ее, охарактеризовать ее внутреннее существо в отличие от других религий. Все другие религии древнего мира, кроме религии ветхозаветной, можно назвать общим именем – "языческие религии". Не вдаваясь в рассмотрение каждой из них, попытаемся сделать общую их характеристику, чтобы потом видеть все превосходство над ними христианства. Язычество представляет собою обоготворение или внешней природы, или человека, вообще мира конечного. Оно не есть нормальное явление в истории человечества, как будто бы иначе и не могло быть в его религиозной жизни, напротив, все языческие религии суть печальные последствия уклонения людей от. Божественного руководства и откровенной религии, язычество есть искажение истинной религии. Изначала существовало, хотя неполное, но истинное богопознание и богопочтение, от первых дней своих люди веровали в единственного Бога и Ему единому поклонялись. Этот изначальный монотеизм среди первых людей был следствием непосредственного созерцания Бога в первобытном невинном состоянии человека. После падения, когда человек лишился непосредственного соединения с Богом, в нем осталось все-таки воспоминание о первоначальном своем состоянии и вместе с этим живое сознание истинного Бога, оно перешло потом от первых людей следующим поколениям и более или менее долгое время сохранялось среди человечества до тех пор, пока, под влиянием различных причин, не потемнели в их памяти первоначальные предания и явилось идолопоклонство. Искажение истинной религии среди людей могло возникнуть и совершиться только под влиянием разнообразных и многочисленных причин. Первою ступенью уклонения людей от истинной религии является охлаждение религиозного чувства под влиянием нравственного падения. В сознании человека идея Бога отходит на задний план; Бог превращается в нечто мысленное, более или менее далекое от человека; сердце уже не чувствует живой потребности прославлять и благодарить Его, и все внимание человека обращено наконец на заботы о временном и переходящем. Такое религиозно-нравственное настроение с течением времени все более и более усиливалось, так что люди наконец омрачились, по выражению свящ. писания (Римл. 1, 12) в своем сердце. В таком состоянии они могли действительно принять различные силы и явления природы, в которых первоначально видели лишь действия Божества, за самое Божество, и вот отчего люди начали обоготворять тварь. Далее развитию язычества способствовало обособление племен с расселением их в разные страны из первоначального центрального отечества. С расселением племен из общего центра и разъединением их представления о Боге вследствие самобытного развития каждого племени стали уже очень различны, и первоначальное их единство и происхождение из одного источника пришло в совершенное забвение. Языческие народы лишены были непосредственного откровения Божия. Им предоставлено было в своей духовной жизни ходить собственными путями (Деян. 14, 16), т. е. они должны были собственными силами и средствами искать удовлетворения врожденных стремлений к истине, добру, блаженству и сами благоустраивать свою жизнь. Однако Бог не оставил их Своим естественным откровением. В сердцах язычников оставалось написанным дело законное, возвещавшее им нравственные обязанности (Рим. 2, 15). Но увлекаемые силою зла и греха все далее и далее от Бога, они забыли о Нем, преклонились пред природою, воздав ей божескую честь. Природа, ее силы, красоты и дары сделались божеством человека. Человек обоготворил все в мире, начиная от камня и растения, кончая небом и самим собою. Вместе с этим усилилось и нравственное растление; языческие религии стали освящать грех и порок. Особенно это растление усилилось пред явлением Спасителя в греко-римском мире. Зло нравственное раскрылось в ужасающей силе, как это можно видеть из изображений ап. Павлом нравственного состояния языческого мира (Рим. 1, 24 - 32, ср. Гал. 5, 19 - 21). Попустив такое ниспадение человечества в глубину зла, Бог, однако, положил пределы развитию его, иначе человечество оказалось бы неспособным к усвоению плодов искупления. Зло, хотя и раскрылось во всей своей силе, но не угасило и не подавило во всем человечестве влечений к истине, добру и блаженству. Идея Божества и чувство религиозное не покидали язычника. Поэтому наряду с развитием зла живы были в язычестве – в лучших его представителях – стремления к истине и добру, искреннее стремление к постижению Божества и единению с Ним. Но удовлетворение этих естественных стремлений богоподобной природы человеческой собственными силами было невозможно. В этом языческий мир, после тысячелетних тщетных усилий и блужданий, должен был убедиться опытно. История свидетельствует, что языческий мир, в лице лучших своих представителей, дошел до сознания человеческого бессилия в поисках божественного и в желании помочь нравственному возвышению общества. Величайшие мудрецы Греции, Сократ и Платон, говорили уже о необходимости Божественного Наставника для просвещения человечества и направления его на путь добра. Впоследствии чувство такой нужды сделалось еще живее в тех людях, которые еще не заглушили в себе голоса совести. Философия, явившаяся руководительницей язычников в духовной жизни и вообще пытавшаяся разрешить высшие и главнейшие вопросы религии и нравственности, успокоение могла указать или в самодовольстве животного характера (эпикурейцы); или в совершенном равнодушии и к радостям и к горестям жизни и ко всем ударам судьбы, в разрешении или даже предписании самоубийства тому, кто не умел достигнуть бесстрастия (стоицизм); или, наконец, в скептицизме, которым закончилась дохристианская философия древнего мира. В связи с частою сменою разных направлений философия не могла при своем бессилии собственными средствами найти истину о Боге, душе человека, цели человеческой жизни, нравственной деятельности и загробной жизни. Понятно, что за этим сознанием своего бессилия у лучших людей языческого мира должна была крепнуть надежда на помощь Божию, на скорое пришествие Избавителя. Когда человечество находилось в опасности дойти до крайнего сомнения и отчаяния в достижении истины, не видело иного средства спасения, кроме Божественной помощи, тогда-то воссиял Свет языков. Среди всеобщего ожидания Искупителя, Царя-Избавителя, Примирителя, среди общего нравственного томления, выходит из Иорданской пустыни Иисус Назарянин, и первое Его слово, уже льющее яркий свет на тогдашнее состояние людей, – "покайтесь" – говорило о духе Его проповеди. Он говорит не как философ-моралист, дело которого было только дать правило, показать, что, по его мнению, хорошо и что худо, что полезно и что вредно. Он говорит, напротив, внутреннему духу человека, обращает его внимание на сердечное состояние, будит его совесть и указывает ему определенную цель жизни. И весьма естественно, что человек при таком живом голосе, касавшемся его сердца, легче мог прививать себе это учение, легче мог воспринимать в свою жизнь это воплощенное добро, воспитывать свой ум, волю и сердце в духе Христовом; Иисус Христос во время Своей общественной проповеди являлся пред ним не только учителем и законодателем, как, напр., Моисей, но Лицом, осуществляющим в жизни Своей идею добра, безгрешности и совершенной святости. Он всюду ходил и благотворил. В своей жизни Он представляет непрерывный ряд добрых дел, вытекающих из единения Его с Богом Отцом, одушевленных одною любовию и преследующих одну великую цель: славу Божию и спасение людей. Немного времени действовал Христос на поприще служения роду человеческому – всего три года с половиной. Но в этот краткий период времени Он обнаружил пред людьми такое богатство Своего духа, какого не сохранила история ни от одного другого исторического лица. Мы видим Господа в самых разнообразных состояниях и положениях человеческой жизни: как сына, друга, гражданина и учителя. Он обращается со всеми классами и видами общества: с богатыми и бедными, с образованными книжниками, со знатными членами синедриона, с неучеными рыбаками и презренными мытарями, с благочестивыми и грешниками, с больными и здоровыми, с взрослыми мужчинами, женщинами и с детьми, с друзьями и врагами; то беседует Он с таким важным мужем, как Никодим, то с незнатной самарянкой, то в тесном кружке учеников, то в многочисленной толпе народа. Мы находим Его и в синагогах и храме, в домах и пустынях, в деревнях и городах, и на берегах Галилейского озера, и на веселом свадебном пире, и на печальной могиле. Мы видим Его среди ужасных душевных страданий в Гефсимании, перед первосвященниками, в доме гражданского судьи, в среде грубых солдат и фанатичной толпы и, наконец, в жестоких крестных муках на Голгофе. Во всех этих положениях Он производил на всех чрезвычайное, беспримерное впечатление. Пророчество старца Симеона: "Сей лежит на падение и восстание многих" (Лук. 2, 34), – с буквальною точностью исполнилось на Христе. Одни, при ближайшем обращении с Христом, больные телом и духом, радостно чувствовали на себе исходящую от Него силу исцеления всевозможных недугов и восстановления нормального душевного состояния; другие, отягченные грехами, в общении с Господом как бы вступали в новую нравственную атмосферу, ощущали в себе приток свежих нравственных сил, сбрасывали с себя ветхого человека и облекались в нового, умирали для прежней жизни и возрождались для новой. Достаточно вспомнить Марию Магдалину, мытаря Закхея, разбойника на кресте. Даже люди, случайно встретившиеся со Христом и, быть может, никогда не останавливавшиеся на вопросе о различии нравственного доброго и злого, под могучим влиянием личности Христа вдруг получали сознание ясного созерцания пред собою идеала праведника в его живом и полном воплощении в лице Христа. Так Пилат, по свидетельству истории грубый и жестокий человек, под неотразимым впечатлением чистоты Христа вынужден был, однако, торжественно выразить свою непричастность в осуждении Невинного: Он взял воды, умыл руки пред народом и сказал: "не виновен и в крови Праведника сего" (Мф. 27, 24). Наконец, начальник римской стражи, человек с отвердевшими нервами от постоянного зрелища распятых и, по-видимому, не усматривавший во, Христе ничего, кроме позорно казнимого преступника, оставленного и Богом, и людьми, так, однако, был поражен внутренней святостию Распятого, что невольно воскликнул: "Истинно Человек Этот был праведник!" (Лук. 23, 47). Все великие люди прошедшего давно уже сделались только достоянием истории. После того, как они отжили свой век и уступили место действия другим, после того, как выступили на смену им новые деятели, много, если какой-нибудь друг или верный ученик с грустью вспоминал о них в продолжение одного поколения. Самая зависть человеческая с течением времени не находила уже себе пищи в воспоминании о них. Хладнокровное потомство самым беспристрастием суда своего предало решительному забвению прекратившееся существование их на земле. Не такова жизненная судьба во всемирной истории Христа. Для нас, живущих в ХХ столетии со дня Его рождения на земле, Он столь истинно жив со Своим Божественным образом, со Своим беспримерным учением и со Своими величественными делами, что только в общении с Ним, в следовании Ему мы ищем для себя истинной жизни. Уже XIX веков миновало с тех пор, как Господь жил на земле, но можно сказать, что Он не сходил с нее. С тех пор миллионы людей положили свою жизнь за Него, а другие и сейчас враждуют против Него; но везде еще о Нем идет дело: то нападают на Него, то защищают Его, то молятся Ему. "От плода их познаете их" (Мф. 7, 16). Каков Христос, таково и Его дело. Христианство стоит на неизмеримой высоте пред всеми другими деяниями и явлениями во всемирной истории человечества, со всеми его народами и племенами, со всеми его эпохами и деятелями. Оно в высшей степени чуждо всякой зависимости от исключительных особенностей натурального духа народа, из среды которого вышел его Основатель; оно так свободно от народных влечений и идеалов того времени, в которое жил Христос, что при углублении в содержание христианского учения нам представляется чем-то в высшей степени странным, загадочным и непонятным, что оно озарило собою мир, появившись именно в известное время и выступив среди определенного народа. Поэтому мы вынуждаемся, помимо всякого догматического учения, единственно с исторической точки зрения, смотреть на христианство как на непосредственный дар Неба, стоящий по своему содержанию выше всех условий места и времени, ввиду которых можно было бы признать его естественным продуктом гениального человека. Правда, христианство явилось не без подготовленной многими веками почвы, на которой оно предстало взору человечества величественным произрастанием, и такой почвой служит для него Ветхий Завет. Но и ветхозаветная религия обязана своим происхождением не натурально-национальному духу евреев, а сверхъестественному источника, Божественному откровению. При всем том, и по сравнению с Ветхим Заветом – христианство столь оригинальное, самостоятельное и высокое явление, что представляется безусловно новым и абсолютно совершеннейшим актом Божественного откровения. Христианство признает себя за абсолютную и безусловно совершенную форму религии, потому что 1) оно указывает в лице И. Христа осуществление полного откровения Бога миру и 2) полное избавление или искупление от зла, к чему стремятся все религии. Но такое значение христианство может иметь только в том случае, если И. Христос есть не простое человеческое существо, а единосущный Богу-Отцу Сын, каким Он изображен в Евангелии. Значит, в Божественности И. Христа – главная опора христианства, непоколебимое основание христианской веры. Кто спросит нас, есть ли Бог, есть ли добро, истина, есть ли грех и искупление, есть ли мир духовный, душа и т. п., мы не будем долго рассуждать и укажем только на Того, в Ком дан ответ на все. Не на песке философских умозрений и не на зыбкой почве нравственного опыта построены наша религия, наше миросозерцание, а на историческом факте светоносного и животворного явления в мир жизни, истины, света и добра в лице Господа нашего Иисуса Христа. Вся наша духовная жизнь основывается на фактах. Над всем господствует реальная сила истории. Все религии также ссылаются на факты. Но факт, который составляет собою сущность христианской религии, называется Иисусом Христом. Его личность и обозначает собою сущность христианства. Ведь Христос относится к христианству не так, как, напр., Магомет к магометанству; Он имеет не просто историческое, а имеет абсолютное значение для религии, которая называется по Его имени: Он не просто Основатель, но и предмет религии; в сущности, Он есть само христианство, и оно на все времена связано с Его личностью. Из-за Его дела невозможно забыть Его Самого. И Христос никогда не будет забыт. Он сделал Себя средоточием Своей религии, и во все времена так именно смотрел на Него христианский мир. Вся история Церкви свидетельствует об этом. Все споры из-за христианского учения в различные времена, в сущности, имеют своим предметом Иисуса Христа. Все богослужение есть прославление Иисуса Христа. Песни церковные воспевают Христа; христианское искусство прославляет Его торжество, когда оно все лучшее и прекраснейшее, чем только обладает, приносит к Его стопам. Вместе с учением Христа жизнь человечества получила самый коренной переворот во всех отношениях – умственном, нравственном, семейном и гражданском, переворот такой, какого око не видело и ухо не слышало и на сердце не входило наивеличайшим мудрецам и моралистам, политикам и законодателям дохристианской древности. Иисус Христос есть бесспорно второй, высший, духовно совершеннейший родоначальник обновленного человечества; Он поэтому есть не просто человек, а Богочеловек, а религия богооткровенная и всесовершеннейшая.

Полный православный богословский энциклопедический словарь. В двух томах. - Спб.: Изд-во П. П. Сойкина. . 1913.

Поможем написать реферат
Синонимы:

Полезное


Смотреть что такое "Христианство" в других словарях:

  • Христианство — Портал:Христианство Библия Ветхий Завет · Новый Зав …   Википедия

  • ХРИСТИАНСТВО —         (от греч. «помазанник», «мессия»), одна из трёх мировых религий (наряду с буддизмом и исламом). Возникло в 1 в. в Палестине в контексте мистикомессианистских движений иудаизма, с которым, однако, вступило в острый конфликт. Первоначально… …   Философская энциклопедия

  • ХРИСТИАНСТВО — одна из трех т. н. мировых религий (наряду с буддизмом и исламом). Имеет три основных направления: православие, католицизм, протестантизм. В основе вера в Иисуса Христа как Богочеловека, Спасителя, воплощение 2 го лица триединого Божества (см.… …   Большой Энциклопедический словарь

  • Христианство — (от гр. Christos – буквально: помазанник) – одна из мировых религий (наряду с буддизмом и исламом), названа по имени ее основателя Иисуса Христа – богочеловека, сошедшего с неба на землю и принявшего страдания и смерть ради спасения людей, а… …   Энциклопедия культурологии

  • Христианство — одна из трех т. н. мировых религий (наряду с буддизмом и исламом). Имеет три основных направления: православие, католицизм, протестантизм. Основана на Ветхом Завете и Новом Завете . Исповедует догмат о Троице (Бог Отец, Бог Сын и Бог Дух Святой) …   Политология. Словарь.

  • ХРИСТИАНСТВО — (лат. christianismus). Религия всех, признающих божество Иисуса Христа и следующих его учению. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. ХРИСТИАНСТВО [< гр. Christos букв. помазанник] одна из трех мировых… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • христианство — См …   Словарь синонимов

  • Христианство —  Христианство  ♦ Christianisme    Одна из трех библейских религий; вера Авраама, нашедшего своего Мессию. Христианство – это иудаизм, получивший удовлетворение, и именно в силу этого он перестает нас удовлетворять.    Христианство также – религия …   Философский словарь Спонвиля

  • Христианство — самая крупная по числу последователей мировая религия. Возникла в Палестине в результате деятельности Иисуса Христа, а также Его ближайших последователей. Распространение христианства, особенно в первые пять столетий нашей эры, шло очень быстро.… …   Исторический словарь

  • ХРИСТИАНСТВО — ХРИСТИАНСТВО(греч. christos помазанник, мессия, спаситель) 1) Вероучение, центрированное фигурой Иисуса Христа и объединяющее в единый семантический комплекс содержание как Ветхого, так и Нового Заветов, обеспечивая единство Библии как общего для …   Новейший философский словарь

  • ХРИСТИАНСТВО — ХРИСТИАНСТВО, христианства, мн. нет, ср. Религия, в основе которой лежит культ мифического Иисуса Христа как богочеловека. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 …   Толковый словарь Ушакова


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»